Блог

30.08.2020 2912

Десять причин, почему наши суждения о мире ошибочны и почему дела лучше, чем ты думаешь

Ханс Рослинг в книге «Фактологичность: десять причин, почему наши суждения о мире ошибочны и почему дела лучше, чем ты думаешь» обращается к типичному западному читателю, который живет в иллюзии, считает себя частью «первого» мира, а всех остальных — «третьего». Жители «третьего» мира влачат нищенское существование, необразованные, рожают детей дюжинами и довольно быстро отправляются на тот свет. Иллюзию поддерживают и СМИ.

Реальность иная. Во втором десятилетии XXI века значимые социальные и экономические показатели стран «третьего» и «первого» мира стремительно сближаются или не различаются вовсе. Большая часть девочек во всем мире получает начальное образование, детская смертность сократилась, продолжительность жизни выросла, во всех странах женщины рожают все меньше и меньше детей...

Зачем читать эту книгу русскоговорящему человеку? Возможно, русскоговорящий человек не столь подвержен описанной выше иллюзии, но некоторые данные невольно воспринимаются в данной иллюзорной парадигме. В 2011 году на Азиатско-Тихоокеанский регион приходилось 23% расходов потребителей AppStore (из 3,5 млрд долл.), а в 2017 году — 59% (из 42,5 млрд долл.). Согласитесь, что 59% все же немного удивительно звучит. То есть мы тоже порой невольно не верим в экономический потенциал всего, что находится вне западного, «первого» мира.

«Фактологичность» поможет лучше понять реальное развитие мира, наглядно покажет, как применять некоторые принципы здравого смысла при поглощении информации, а также еще раз пошатнет веру в СМИ и некоторые общественные движения, пытающиеся нас запугать концом света. И не в последнюю очередь: позволит иначе взглянуть на развитие России, прибавив оптимизма.

1. Инстинкт «Мы разные»

Запад и остальной мир?

Такое деление все еще определяет образ мышления — студентов, журналистов и принимающих решения лиц.

Например, в США на вопрос о том, какова доля девочек, заканчивающих начальную школу, в беднейших странах мира (20%? 40%? Или 60%?) правильно отвечают 1/10 респондентов или менее. Правильный ответ: 60%.

Неверные ответы диктуются взглядом на мир, который соответствует реалиям 1960-х годов, когда в западном мире женщины рожали по 2–3 ребенка и детская смертность была низкой, а в остальном мире рожали более 5 детей и смертность была высокой. В 2017 году к последней группе относится лишь 13 стран, в которых проживает 6% населения.


Необходимы четыре группы стран в зависимости от уровня развития, чтобы точнее описать реальность:

  • один миллиард населения находится в первой группе — на первом уровне (менее 2 долл. в день на человека);
  • три миллиарда — на втором (дневной доход от 2 до 8 долл.);
  • два миллиарда — на третьем (от 8 до 32 долл.);
  • и один миллиард — на четвертом (более 32 долл. в день на человека).
  • На первом уровне речь идет о выживании (нет ни обуви, ни возможности что бы то ни было покупать), тогда как на последующих появляются бытовые предметы (например, холодильник), медицинское обслуживание и возможность оплачивать образование.

Наглядно можно посмотреть на сайте проекта Dollar Street. Например, как выглядят детские игрушки на разном уровне экономического развития.

    Как избежать инстинкта «мы разные»
  • Не сравнивать средние показатели, а искать и замечать совпадения (в доле, трендах, общих правилах).

  • Не сравнивать крайние точки.

На 10% населения Бразилии приходится 41% дохода (график слева). Но это самый низкий показатель за последние годы. Также важно понимать, что большая часть населения живет на третьем и втором уровне (график справа).

  • Помнить о том, что сверху все кажется маленьким.

Когда живешь на четвертом уровне, сложно осознать различия уровня бедности трех других. Но они принципиальны. Между доходом в 1 долл. в день и 16 долл. — пропасть.

2. Инстинкт «Все становится только хуже»

Статистика как лекарство

Опросы общественного мнения показывают, что в развитых странах от 50% до 80% населения считают, что жизнь становится хуже (Россия, кстати, в этом рейтинге — одна из самых оптимистичных стран).

    Однако в реальности:
  • в последние 20 лет число людей за чертой бедности сократилось почти вдвое (в 2017 году — 9% населения имело менее чем 2 долл. в день; в 1966 году таких было 50% населения земли);

Понятие бедности, с которым мы сталкиваемся в СМИ, может вводить в заблуждение:

-за чертой бедности / абсолютная бедность — это когда человек живет менее чем на 2 долл. США в день;

- «бедными» же, описывая ситуацию в США и других странах, называют тех, кто получает менее 50% медианного дохода по стране (подход ОЭСР);

- в РФ в период кризисных 90-х годов было введено понятие «прожиточного минимума» (в его основе лежит стоимость определенных продуктов), которое по факту ниже подхода ОЭСР по определению бедности (для Москвы на начало 2018 года «прожиточный минимум» составлял 16,2 тыс. руб.); в кризисный период такой подход был лучше для анализа ситуации, сегодня же некоторые эксперты высказываются за отказ от него.

  • ожидаемая продолжительность жизни составляет 70 лет (накануне Второй мировой войны — около 40 лет).

В 1891 году Швеция была на уровне сегодняшнего Лесото, в 1921 году — Зимбабве, 1948 году — Египта, а в 1975 году — сегодняшней Малайзии.

Что еще хорошего произошло? Смотрим на картинки…

    Почему мы думаем, что все катится под откос?
  • Романтизируем прошлое: на самом деле все было гораздо хуже, просто мы были молоды.
  • СМИ избирательны, охотнее публикуют негатив и забывают сообщить о позитивных трендах.
    Например, число преступлений в США сокращалось (в 1990 году — 14,5 млн, в 2016 году — 9,5 млн), но опросы общественного мнения показывали, что люди продолжают верить в рост преступности.
  • Мы «чувствуем», что оптимизм не позволит нам решать проблемы, поэтому придерживаемся пессимистичного подхода.
  • Это правомерно для правозащитных организаций, которые пытаются привлечь внимание общественности к проблемам, умалчивая достижения последних лет (например, в охране окружающей среды).
    Что делать?
  • понимать, что ситуация может быть одновременно и плохой, и показывать положительную динамику;
  • ожидать плохие новости, ведь СМИ только такие и презентуют нам, о хороших или о постепенном улучшении они не сообщают;
  • не романтизировать прошлое.

3. Инстинкт «Этот тренд продолжится как прямая линяя»

Численность населения в 2100 году по расчетам ООН — 11 млрд, то есть рост замедлится, и форма кривой будет напоминать S (если бы тренд прямой линии продолжился, то в 2010 году на планете было бы 15 млрд жителей). Это объясняется снижением числа детей: сегодня 90% населения — вторая, третья и четвертая группа по уровню доходов — живет в странах, в которых в среднем два ребенка на женщину; лишь 10% (первая группа дохода) — 5 детей.

    К 2100 году:
  • 2 ребенка станет нормой, а число самих детей в обществе будет таким же, как и сегодня, — 2 млрд;
  • большую часть населения будут составлять взрослые люди (6 млрд), а не пожилые (3 млрд старше 65 лет) или дети (2 млрд до 14 лет).

Причины снижения рождаемости

    Помощь беднейшим странам нередко вызывает опасения: если спасти всех голодающих детей, то они нарожают еще, население вырастет и ресурсов на всех не хватит. Такие опасения ошибочны.
  • XX век был переходом от одного равновесия к другому: до развития медицины и роста благосостояния большая часть детей умирала, поэтому женщины рожали больше, сегодня в этом нет смысла.
  • Религиозная принадлежность не влияет на количество детей в семьях (среднее число детей в мусульманских семьях — 2).
  • Число детей напрямую зависит от благосостояния: с ростом благосостояния (переход на второй и выше уровень дохода) — рождаемость падает.

Тренды бывают разными

Следим за графиком и помним, что на коротком отрезке сложно угадать, каков тренд. Примеры типов трендов и социально-экономических явлений, их проявляющих.

Прямая косая линяя роста

    При росте благосостояния растут:
  • продолжительность жизни;
  • продолжительность школьного образования;
  • возраст выхода замуж;
  • доля дохода, потраченного на отдых.
    S-образная кривая:
  • доля грамотного населения;
  • доля привитых детей;
  • доля домохозяйств с холодильниками;
  • в обратном направлении: снижение числа детей на одну женщину.


    Л-образная кривая:
  • доля 12 летних детей с кариесом;
  • доля смертей в ДТП пешеходов и велосипедистов;
  • доля утонувших детей в числе всех детских смертей.
    По экспоненте:
  • число километров (поездки, путешествия);
  • доля дохода, потраченного на средства передвижения;
  • выбросы углекислого газа.

4. Инстинкт «Страшно!»

Наше внимание концентрируется на страшном и угрожающем. Это естественно. Это позволило нашим предкам выжить. Даже сейчас тем, кто живет на первом или втором уровне, вполне разумно бояться змей, — они там есть. Другим — нет. СМИ пользуются этой особенностью нашего восприятия и сообщают о катастрофах.

    Жизнь становится безопаснее
  • 0,1% от всех умирающих погибают в природных катаклизмах.

В 1930-х годах — 453 на 1 млн, 2010–2016 — 10 человек на 1 млн населения.

В 2015 году мир следил за катастрофой в Непале, которая унесла 9 тыс. жизней, но в течение тех же 10 дней по всему миру умерло 9 тыс. детей от диареи из-за отсутствия чистой воды.

  • Крушения самолетов ответственны за 0,001% смертей. В 1929–1933 — 2 100 смертей на 10 млрд миль полета, в 2012–2016 — 1 смерть.
  • Убийства — это 0,7% смертей.
  • Утечки радиоактивных материалов — 0% смертей.

Цунами, который привел к аварии на Фукусиме (2011 год, Япония), унес 18 тыс. жизней, также погибли 1,6 тыс. человек во время бегства из-за страха перед радиацией (в основном престарелые люди, из-за стресса). Ни одной смерти из-за радиации зафиксировано не было.

  • Терроризм — 0,05% смертей.

Также не следует забывать, что лишь 0,9% всех смертей в результате терактов приходится на страны четвертого уровня благосостояния. В США вероятность погибнуть от рук пьяного человека в 50 раз выше, чем от рук террориста.

    Помним:
  • Жизнь не так страшна, как ее малюют СМИ.
  • «Риск = опасность * уязвимость»: что-то может быть опасным, но если вероятность взаимодействия с этим бесконечно мала, то и риск незначителен.
  • Прежде чем делать выводы, надо успокоиться. В испуганном состоянии мозг плохо работает.

5. Инстинкт «Это огромно!»

    Пропорция важна
  • Смотрим на динамику и не забываем о процентах.

В 2016 г. умерло 4,2 млн младенцев, это очень низкий показатель (3% новорожденных): в 2015 году — 4,4 млн, в 2014 — 4,5 млн, а в 1950 — 14,4 млн. (15% новорожденных). Снижение достигнуто благодаря превентивным мерам (образование повитух, женщин-рожениц), а не из-за роста качества медицинского обслуживания.

  • Сравниваем.

В 2004 году в Швеции медведь забил человека — СМИ широко освещали. Но это был первый случай с 1902 г., тогда как смерть женщины от рук собственного мужа в тот же день прошла незамеченной общественностью. В Швеции каждые 30 дней одна женщина умирает от рук своего партнера.

  • Не поддаемся истерии.

Хотя опасность эпидемии гриппа существует (например, в 1918 г. погибло 2,7% населения), но мы скорее сталкиваемся с истерией. В 2009 году от свиного гриппа на пике истерии в течение двух недель умерло 32 человека, а в Google можно было найти более 253 тыс. статей о данных смертях. В тот же период от туберкулеза умерло 63 тыс. человек в странах первого и второго уровня экономического развития.

    Пожалуй, самые важные показатели
  • 2017 год: В Европе проживает 1 млрд, в Северной и Южной Америке — 1 млрд, в Африке 1 млрд, в Азии — 4 млрд.
  • В 2100 году будет: Европа — 1 млрд, Северная и Южная Америка — 1 млрд, Африка — 4 млрд, Азия — 5 млрд, то есть 80% населения земли будут жить в Азии и Африке.
  • Сегодня на четвертом уровне экономического развития живут 60% населения из западных стран и 40% — из других, к 2040
  • году пропорция будет обратной (40% на 60%).
    Помним
  • Важны не столько абсолютные цифры, сколько пропорции.
  • Правило 80 на 20: сначала надо решать самые важные проблемы.
  • Сравнивай.

6. Инстинкт «Это похоже на…»

К чему приводят обобщения

Мы то и дело пользуемся обобщениями в повседневной жизни. Они экономят время. Когда же они искажают реальность, то мы говорим о стереотипах. Но мы не всегда замечаем ошибочность суждений, когда говорим «мы» и «они».

На вопрос «Какова доля детей в мире, получивших хотя бы одну прививку? 20%, 50% или 80%?» почти все сотрудники одного топового банка ответили неверно (правильный ответ: 80%). Это говорит о том, что они неверно оценивают экономическое развитие стран, ведь для вакцинации необходима «холодная цепочка», то есть вакцина все время — от фабрики до руки ребенка — находится в холодильнике, для чего нужна развитая логистическая система, электрификация и т. п. Скорее всего, банкиры недооценивают инвестиционную привлекательность этих регионов, не понимают их экономического развития, а также различий между первым, вторым и третьим уровнем экономического развития.

Система здравоохранения в странах и регионах второго уровня экономического развития вполне справляется с постановкой даже сложных диагнозов (например, диабет), но нет денег на лекарства.

    Что делать
  • Искать различия внутри одной категории и общее между разными.

Разницы между тем, как живут люди на втором уровне в разных странах практически нет, впрочем, как и на уровне 4.

Осторожней с большинством.

Нельзя забывать, что большинство — это и 63% и 99%. А это значительная разница, если речь идет о потенциальных потребителях товаров. Растущий уровень экономики означает и рост потребностей тех, кто находится на втором и третьем уровне развития.

  • Осторожней с исключениями… они не отражают реальности.
  • Не думай, что ты единственный умный в окружении заблуждающихся.

В Тунисе можно встретить недостроенные дома. Это не лень, а разумный расчет: банковская система нестабильна, кредита не взять, денег не отложить, поэтому любые появляющиеся деньги семья вкладывает в строительство. Отсюда и долгострой.

  • Не стоит делать выводы по аналогии.

Во время Второй мировой войны обнаружили, что раненных солдат в бессознательном состоянии лучше класть на живот или на бок, чтобы избежать западения языка и удушья. Спустя некоторое время это же правило стали применять к младенцам и лишь спустя десятилетия выяснили, что в случае с младенцами это не работает, а напротив, увеличивается смертность, поскольку матери не замечают, если вдруг ребенок начинает задыхаться.

7. Инстинкт «Это судьба!»

Мы склонны верить в судьбу и предопределенность.

«У африканских стран уж такая тяжкая судьба». «Это карма, которую надо отработать». К таким рассуждениям нередко добавляют мысли о роли культуры и религии, которые, мол, все предопределяют.

Поэтому неудивительно, что в Великобритании, Франции, Швеции, Бельгии и других западных странах менее 20% респондентов правильно ответили на вопрос «В среднем 30-летние мужчины отучились 10 лет в школе. Сколько отучились 30-летние женщины? 9 лет? 6 лет? 3 года?» (правильный ответ: 9 лет).

  • Помнить, медленные изменения — это изменения.

Полвека назад Китай, Индия и Южная Корея были менее развиты, чем сегодняшние африканские страны южнее Сахары.

  • Освежать свои знания.

Образ жизни во многих неевропейских странах стремительно приближается или уже во многом схож с тем, что мы ассоциируем с западным образом жизни (хорошо видно на примере рождаемости Ирана и США — см. график).

После кризиса 2008 года Международный валютный фонд (МВФ) прогнозировал экономической рост стран на четвертом уровне экономического развития в размере 3% в год, но в течение пяти лет эти страны не дотягивали, и МВФ пересмотрел свой прогноз, признав рост в 2% «новой нормой». В то же время страны, находящиеся на втором уровне экономического развития (Гана, Нигерия, Эфиопия, Кения, Бангладеш), росли на 5% в год.

  • Поговорить с дедушкой.

Порой кажется, что культурные нормы не меняются. Но это не так: взгляды общества на аборты, однополые браки демонстрируют скорость изменений культурных норм. Также экономическое развитие сильно влияет на культурные нормы. Об этом говорит пример снижения рождаемости вслед за ростом экономики.


  • Собирать примеры изменений культурных норм.

8. Инстинкт «единственно верной перспективы»

За деревьями леса не видно

Из сообщений СМИ правдивой картины о мире не составить. Также и эксперты в узкой области порой ошибаются в глобальных вопросах.

Что делать, чтобы не следовать заблуждающемуся инстинкту

  • Тестировать свои представления/идеи.

Вопрос: «В 1966 году тигры, большие панды и черные носороги значились как исчезающие виды животных. А сегодня какой из этих видов находится под большей угрозой? Два? Один? Ни одного? (Правильный ответ — последний.) Большинство неверно отвечают. Несмотря на то, что защита окружающей среды остается актуальной, некоторые проблемы удалось решить. Однако об этом активисты умалчивают. Подробнее о вымирающих животных см. в Красной книге.

  • Помнить: сфера твоей экспертизы ограничена.
  • Не забывать: когда в руках молоток — везде видишь гвозди.

Так, не все медицинские проблемы решаются медицинскими способами. Снижение смертности рожениц в наименее экономически развитых странах напрямую зависит от качества дорог и наличия скорых, а не увеличения числа медперсонала.

  • Смотреть не только на цифры, но и на другие показатели.
  • Остерегаться простых решений.

Простые решения нередко идеологизированы. Приверженцы либерализма считают государство причиной всех бед, а кейнсианцы (и представители более социалистических взглядов), напротив, что во всем повинен рынок. Правда где-то посередине, в каких-то случаях эффективнее одно, в каких-то другое. Об этом наглядно свидетельствует статистика продолжительности жизни: правительство Кубы со значительно меньшими ресурсами добивается сопоставимой со странами четвертого уровня развития результатами, тогда как США уступает 39 странам по данному показателю.

  • Та же ситуация с демократией: нередко утверждают, что демократия — фактор экономического роста, но статистика наглядно показывает, что нет (самый яркий пример Южная Корея, экономика которой в 1960–1980-е годы росла более чем на 8% в год, но страна при этом не могла похвастаться демократическим строем).

9.Инстинкт «Они виноваты»

Козлов отпущения не существует

Мы склонны обвинять кого-нибудь. Например, в растущих выбросах CO2 повинны развивающиеся страны, в недостаточной доступности медицинских препаратов — фармкомпании. На самом деле причины кроются в характере системы. Так, в акции фармкомпаний вкладывают деньги пенсионные фонды стран четвертого уровня развития, поэтому прибыль фармкомпаний распыляется на все общество стран этого уровня.

Львиная доля выбросов СО2 приходится на страны четвертого уровня, а страны остальных уровней будут их наращивать в будущем, поскольку они вряд ли откажутся от таких благ, как стиральные машинки (в данный момент могут себе позволить лишь два миллиарда людей). Поэтому важен вопрос: «Какова доля людей в мире, которые имеют доступ к электричеству? 20%, 50% или 80%?» (правильный ответ: 80%).


Что делать?

  • Смотреть на причины, а не искать злодеев.

Например, поток беженцев в Европу, пересекающих Средиземное море на надувных лодках (и сопутствующих этому смертей), связан с тем, что они не могут воспользоваться самолетом. С 2001 году действует правило, согласно которому авиаперевозчик обязан за свой счет доставить назад любого, кто не имеет права находиться в стране. В этих условиях авиакомпании берут только тех, у кого есть визы, косвенно способствуя гибели беженцев.

  • Видеть систему, а не героев.

Успешную борьбу с эболой следует записать на счет местного населения и местной власти, то есть системы, которая быстро и эффективно отреагировала, а не отдельных организаций. То же можно сказать и о причинах падения рождаемости в Китае до 1,5 детей в расчете на женщину: это лишь отражение общего тренда роста благосостояния и падения рождаемости в регионе, а не последствия политики «один ребенок».

10. Инстинкт «Срочно!»

Срочность переоценена

Нередко решения принимаются слишком быстро и необдуманно (например, при непонятных заболеваниях порой перекрывают дороги, что приводит к другим непредвиденным ситуациям). Но на самом деле спешка редко оправдана. Она препятствует здравому анализу ситуации.

Активисты порой создают иллюзию спешки и близкого апокалипсиса, поскольку сложно заставить общество делать что-то для предотвращения потепления климата и других вопросов с таким же лагом во времени. Но подход «апокалипсиса» и представление общественности худшего сценария как самого вероятного не оптимален: общество перестает реагировать на такие призывы как к в случае мальчика, который слишком часто кричал: «Волк! Волк!» Предпочтительнее спокойный поход и более тщательный учет динамики (например, поквартальные показатели выбросов СО2). Также недопустима игра на страхах (как в случае с заявлениями, что изменение климата вызовет миграцию, поскольку причины миграции кроются в других факторах — экономических).

Пять реальных опасностей

  • Глобальная пандемия

Испанская чума после Первой мировой войны унесла жизни 50 млн человек. Сегодня общество лучше подготовлено, но страны на первом уровне экономического развития все же обладают недостаточной инфраструктурой для решения подобной проблемы.

  • Финансовый коллапс

Поскольку экономисты не смогли предсказать кризис 2009 года, то нет никакой гарантии, что они смогут предсказать следующий.

  • Третья мировая война

Олимпийские игры, студенческие обмены, свободный интернет и тому подобное — всё это нужно для сохранения мира.

  • Изменение климата

Эта проблема может быть решена (как, например, в случае с озоновым слоем над Антарктикой), но при этом не стоит ожидать, что 1 млрд людей, живущих на первом уровне экономического развития, откажутся от экономического роста и ежедневного доступа к привычным для нас вещам (например, электричество). Богатые страны должны начать с себя.

  • Крайняя нищета

Это не опасность, которая грозит нам в будущем, — это реальность сегодняшнего дня: 800 млн населения проживают в крайней нищете. Чтобы решить эту проблему инновации не нужны.

    Что делать?
  • Думать.
  • Смотреть на реальные числа (статистику).
  • Быть бдительным: прогнозы всегда неточны.
  • С опаской относиться к поспешным действиям.

Заключение

Когда мы думаем об экономическом и социальном развитии мира, мы нередко становимся жертвами десяти инстинктов. Но можно им противостоять, главное — помнить об основах здравого смысла.

Каждый раз, когда мелькает мысль «Мы такие разные, и поэтому…», следует остановиться и проверить, а под правильным ли углом я рассматриваю вопрос, может быть, моя перспектива неверна и я не вижу различий? Ведь сверху все кажется маленьким. Кроме различий, обращаю ли я внимание на общие характеристики? Не сравниваю ли я крайние точки, которые мало говорят о положении большинства?

Все становится только хуже… Этому инстинкту сложно не поддаться, ведь мы не молодеем и любим романтизировать прошлое. Мы подвластны истерии СМИ, поэтому стоит вспоминать о бизнес-модели СМИ — «Хорошие новости плохо продаются». Даже если ситуация плоха — положительная динамика может присутствовать.

Этот тренд продолжится как прямая линяя. Нет. У трендов все же более разнообразные траектории — и они зависимы от уровня экономического развития (может быть прямая косая линяя или по экспоненте, может быть S-образная или Л-образная кривая).

Инстинкт страха подкрепляется сообщениями СМИ, которые приводят к тому, что мы забываем: со многими опасными вещами мы не сталкиваемся и бояться их не стоит. Риск равен опасности, помноженной на уязвимость. Чтобы объективно рассчитать риск, стоит сначала успокоиться.

«Это огромно» — этот инстинкт нам также присущ. Стоит помнить о том, что в жизни все относительно и доля (%) важна, впрочем, как и сравнение. Также следует решать сначала самые ключевые проблемы (правило Парето).

Инстинкт «Это похоже на…» экономит нам массу времени, но не способствует здравой оценке ситуации. Выводов по аналогии делать не стоит, напротив, следует искать различия внутри одной группы и общее между разными. Вводит в заблуждение анализ исключительно большинства или только исключений, ведь реальность сложнее. Также то, что на первый взгляд выглядит неразумным, может оказаться здравым смыслом (не надо думать, что ты единственный умный человек среди идиотов).

«Это судьба» — бороться с этим инстинктом помогут мысли о том, что медленные изменения — это все же изменения. Также можно собирать примеры изменений культурных норм: начать можно с общения со своим дедушкой (или, наоборот, со своим внуком). Знания о развитии мира постепенно устаревают, и их надо освежать.

«Моя точка зрения единственно верная»— этому инстинкту довольно сложно противостоять, но можно тестировать свои идеи, не забывать о том, что сфера твоей экспертизы ограничена и что когда в руках молоток — везде видишь гвозди. Анализировать нужно не только цифры, но и качественные характеристики. Следует остерегаться простых решений.

Против инстинкта «Они виноваты!» поможет скрупулезный поиск и анализ причин, а не злодеев, а также понимание работы системы, а не ее отдельных элементов и героев.

«Это срочно!» — к таким мыслям и высказываниям следует относиться с опаской. Подумай, посмотри на реальные числа и не забывай: прогнозы всегда неточны.

Всего 20 минут в день на саморазвитие со Smart Reading! Читайте и слушайте ключевые идеи лучших книг по бизнесу, психологии и саморазвитию в вашем смартфоне, получайте мотивацию и развивайтесь каждый день. Начните уже сегодня – мы дарим 1000 рублей на подписку на библиотеку Smart Reading по промокоду MEGAPLAN.

Источник: smartreading.ru, Фото: Hudson Hintze on Unsplash