Shape Shape Shape Path path24_3_ Combined Shape Shape Shape Path Shape
Как я выжил в Кремниевой долине

Почему в Google работают на старом софте, Apple похож на Северную Корею и как сделать там карьеру, если ты русский

  • 18683

Наверное многие бы хотели работать в такой компании как Google. А еще лучше Apple. Наш герой Максим живет в Сан-Франциско 6 лет и прошел путь от проджект-менеджера в маленькой сервисной компании до продакт-менеджера в Apple, ушел в стартап и снова вернулся в большую лигу.

Статья будет интересна всем, кто мечтает сделать международную карьеру в IT (кстати, так эту индустрию называют в России, в США более распространен термин «хай-тек»), кто хочет узнать, как устроены изнутри Google и Apple, или просто пользуется продуктами этих монстров.

Максим Матузов: Мой переезд в Штаты начался в 2009 году, когда я приехал на лето на Восточное побережье по программе Work&Travel. Особого желания остаться не было, хотелось просто провести лето в компании таких же, как я, студентов, покататься по городам и просто ни о чем не думать.

Вернувшись в свой родной Мурманск через полгода и испытав сильнейший шок от увиденного, я твердо решил поменять туристическую визу на рабочую и уже летом 2010 года снова оказался в Штатах.

 

Найти работу в Долине несложно, главное — уметь себя продать

К тому моменту у меня уже было несколько друзей, которые жили в Кремниевой долине на Западном побережье и работали в хай-теке.

По статистике, в хай-теке в нашем регионе занято около 10% населения. Мне лично эта цифра кажется очень заниженной, поскольку почти все мои друзья и знакомые так или иначе связаны с IT: IT-маркетинг, IT-финансы, IT-инженеры и т.д.

Найти работу в Долине несложно. Необязательно быть хардкор-программером, главное — быть специалистом и уметь себя правильно продать. Я всегда интересовался системным администрированием, мог собрать и разобрать компьютер, но к софту никакого отношения никогда не имел. Зато с английским проблем не было: я его изучал с первого класса в гимназии, параллельно был языковой колледж, а потом уже иняз в гуманитарном университете.

 

 

Карьеру я начал с небольшой компании, которая занималась проектами для разных больших клиентов (HP, Microsoft, Cisco).

Платили там немного, 30–35 баксов в час, но на жизнь хватало, и для меня это был в первую очередь опыт.

Там я впервые окунулся в проджект-менеджмент в сфере программного обеспечения. Начал изучать методологии, как устроен бэкенд (программный код, отвечающий за работу с сервером, данными для их дальнейшей записи в БД или отправки клиенту и т. п. — прим. Больших планов), как работает отчетность в больших компаниях и т. д.

 

Было много работы в Excel, тогда же я и начал изучать SQL (формальный непроцедурный язык программирования, применяемый для создания, модификации и управления данными в произвольной реляционной базе данных. — прим. БП) и R (язык программирования для статистической обработки данных и работы с графикой. — прим. БП).

 

Большую часть работы составляла локализация (переводы софта на разные языки). Все переводы выполняются вендорами (то есть поставщиками, это любое юридическое или физическое лицо, поставляющие товары или услуги заказчикам. — прим. БП), которые находят переводчиков, а те, в свою очередь, уже переводят.

Переводчики чаще всего сидят где-нибудь в офшоре, а вот руководитель проекта находится в офисе компании, которая заказала перевод.

За это время появились какие-то знакомства, я набрался опыта и начал подыскивать новую работу.

 

Американцам все равно, откуда ты приехал

 

Я проработал в маленькой компании три года, а потом меня позвали в Google.

 

Найти такую работу несложно — нужно просто много общаться, отслеживать вакансии онлайн, время от времени закидывать резюме.

 

В Google я занимался проджект-менеджментом — системную аналитику, то есть работу с базами данных, решил оставить, это очень скучный рутинный процесс. Мне же хотелось больше общаться с людьми, а не заполнять таблицы.

В мои задачи внутри Google Analytics входило все то же управление локализацией и работа с вендорами, но масштабы были уже совершенно другими. Большее количество вендоров (в моем случае около 500), большее количество стран. Меня определили заниматься Латинской Америкой, и к моему происхождению это не имеет отношения.

 

Американцам вообще все равно, откуда ты приехал. У них даже нет разделения Европы на Восточную и Западную, для них это все просто Европа.

 

В Google я понял, что одни и те же методы в разных компаниях не работают: то, что в небольшой конторе применяется успешно, в корпорации не годится — нужно уметь подстраиваться.

 

Даже одинаковые должности в разных компаниях означают совершенно разное: одно дело вице-президент Google, а другое — вице-президент какого-нибудь стартапа, где вообще непонятно, кто за что отвечает.

 

Вообще-то, это был серьезный переход, опыт предыдущей компании был тут практически бесполезен. Структура компании, объемы работ и цифры были абсолютно другими.

Как и в любой большой компании, в Google много времени занимает организация и пропихивание проектов. Любое изменение процесса занимает гораздо больше времени, чем в каком-нибудь агентстве или в стартапе.

 

Я всегда ненавидел Android

 

 

Через год работы в Google я ушел в Apple. Предложение получил, честно говоря, случайно. На одной из вечеринок я узнал, что они набирают команду для нового проекта. Проект был интересный, к тому же я всегда был фанатом Apple и ненавидел Android.

 

Проблема с компаниями такого уровня — попасть на интервью.Открытых позиций всегда сотни, другое дело, что количество резюме измеряется тысячами.

 

Поэтому либо нужно быть очень крутым специалистом, либо надо пытаться попасть «по направлению» (по-английски, когда работник компании советует специалиста, это называется referral) сразу в короткий список претендентов. Ты в любом случае должен пройти кучу раундов интервью и тестовых заданий (в зависимости от позиции). Но через рекомендацию шансы получить позицию гораздо выше.

 

Главное — результат, а где ты его добился, всем по барабану

Наша сфера — одна из самых мультикультурных, поэтому здесь много специалистов из разных стран. Очень важно, чтобы у вас совпадало мировоззрение. Если ты понравился команде, но у тебя не хватает каких-нибудь технических навыков, тебя обучат.

 

Гораздо проще научить человека пользоваться каким-нибудь рабочим инструментом, чем бороться с его тяжелым характером.

 

Такие вещи, как рабочий график, не особо важны. Главное — результат, а где ты его добился — дома, в Старбакс или в офисе, — всем по барабану.

Я, например, начинаю работу часов с 7–8 утра дома, и к тому моменту, когда доберусь в офис (10–11 утра), куча работы уже переделана. Зачем стоять в пробке просто так, когда можно это время провести с большей пользой?

 

С Agile есть небольшая проблема — на него очень сложно перейти

В Apple я стал продакт-менеджером. Отвечал за один из поисковиков на сайте. Новый проект включал в себя переход на новый движок, запуск 50 новых стран, полный редизайн бэкенда. Работы навалом, скучать не приходилось. К тому же в это время начался переход с одной методологи на другую.

Если раньше все делалось в Waterfall (релиз продукта разовый с точной датой выпуска когда-нибудь через год), то сейчас большинство проектов переходят на Agile (релиз, как правило, каждые две недели).

Для софта это очень круто: ты получаешь частый фидбэк (отзыв. — прим. БП), расставляешь приоритетные задачи, постоянно что-то выпускаешь — и на выходе получаешь качественный софт.

Но для создания оборудования это не очень подходит. С Agile есть небольшая проблема — на него очень сложно перейти. Особенно гигантским компаниям, где проекты запланированы на годы вперед.

 

 

Олдскульные программеры и бизнес-работники к этому очень плохо относятся. Они люди консервативные, привыкли действовать определенным образом, их сложно переключить на новые методы.

А рынок постоянно меняется, то, что было популярно еще полгода назад, сейчас уже не работает.

 

Нет смысла девять месяцев разрабатывать софт, потом выпустить его и понять, что людям это уже не надо. Или им это еще нужно, но уже с другим набором фич (особенностей или функций — прим. Больших планов).

 

В этом и прелесть Agile — ты очень быстро адаптируешься, подстраиваешься, и в то же время твои клиенты тебя любят (то есть покупают твой продукт).

 

Джобса больше нет. Кук работает по-другому

Конечно, Apple крут. И Google крут. Работа над одними из лучших продуктов на рынке многому тебя учит. Ты по-другому начинаешь видеть рынок, начинаешь понимать, почему именно эти компании доминируют на рынке.Компании очень разные, по крайней мере так было на моем опыте.

 

Мой департамент в Google был очень открытым, мы обсуждали любые проекты и вообще строили процессы как хотели.

 

 

В Apple было все наоборот. Все процессы закрытые, чтобы что-то поменять, нужно 250 раз получить разрешение, ни о чем нельзя было говорить за пределами здания и т. д. Короче, Северная Корея.

 

Раньше, когда Apple активно воевал с Google, людей увольняли, если кто-нибудь на совещании с топ-менеджерами ляпал: «А вот в Google по-другому сделали».

 

Сейчас рынок мирный, больше позволяется, Джобса больше нет. Кук работает по-другому, это заметно и по последним продуктам.

Мы работаем на новейшем оборудовании, но на старом софте

Надо понимать, что внутри, за ширмой, все оказывается не таким, как виделось со стороны.

Фильм про Google (Internship 2013) ничего общего с реальностью не имеет. Ну, может, 10% правды, в основном это момент про маффины. Мы работаем на новейшем оборудовании, но на старом софте, например.

Оно и понятно: когда в департаменте 10 000 человек, переходить на новый инструмент приходится полгода. Пока затестишь со всеми системами, пока все научатся пользоваться, пока запустишь его на все страны… На все требуется время.

Многие удивляются, почему я ушел из Apple в стартап. А мне просто стало скучно: когда я пришел, в проекте было задействовано 8 стран, я запустил еще 50, автоматизировал все процессы, поднял KPI, а когда с этапа развития мы перешли на поддержку, мне стало не хватать событий.

Если до этого каждые две недели мы что-то выпускали, меняли и снова строили, то потом наступил момент, когда я понял, что если не приду на работу, ничего не изменится.

 

Стартапы — это дерьмо

Мне хотелось строить рынок, поэтому я ушел в стартап. Да, я понимал, что статистика против меня, что выстреливает 1 из 100. Но это хороший опыт, и навыки, которые я получил в топ-компаниях, были бы очень полезными в любом стартапе.

 

 

Проработав несколько месяцев, я возвращаюсь обратно в большую лигу.

 

Если коротко, то потому, что стартапы — это дерьмо. Если подробнее, то там никто не понимает, чем занимается, это сплошной хаос, где ты, вместо того чтобы работать, должен объяснять людям, что им нужно делать.

 

Нянькой мне быть не хочется. Когда какой-нибудь выпускник с годом опыта работы гордо называет себя вице-президентом по маркетингу, а потом спрашивает «Что делать дальше?», это не дело. Именно поэтому 99% стартапов провальны.

Вернулся бы я в Россию? Пока не знаю, зависит от предложения. Продукт должен быть интересным.

 

Правила созданы для того, чтобы их нарушать

Но перед тем как их нарушать, их надо знать. Долина хороша тем, что работы тут навалом, а вот людей не хватает.

 

Учите английский. Желательно начиная с детского сада. Обязательно по современным учебникам. Если к 20 годам вы еще не будете владеть деловой лексикой, и не сможете отличить английскую идиому от американской эти проблемы вы решите на месте. Главное — иметь сильную базу. И смотреть американские сериалы без перевода и русских субтитров.

 

Начинать работу лучше в небольшой компании. Там вы получите необходимый опыт и узнаете, кто такие вендоры на аутсорсе и чем фидбэк отличается от бэкенда. Только следите за тем, чтобы небольшая компания не была стартапом с амбициозными целями, шикарным офисом, пятью вице-президентами и полным отсутствием представления о том, кто и что должен делать. В таком стартапе вы ничему не научитесь.

 

Верьте в себя: в Мурманске, Вологде, городе Камешково Владимирской области, в московской квартире в Грохольском переулке — где угодно. Американцам все равно, где вы родились. Им неважно, с каким акцентом вы говорите и кто ваша бабушка по маме. Важно, что вы умеете делать и насколько легко с вами работать. (А также есть ли у вас рабочая виза.)

 

 

Текст: Анна Виноградова, Фото: Shutterstock, Иллюстрации: Константин Амелин

Голос проекта «Большие планы»—Димитрий Чумак , диктор, тренер по публичным выступлениям, ораторскому мастерству и развитию голоса.Подробности с удовольствием расскажет лично. Пишите dictor@chumak.su

Послесловие:

Сергей Козлов, Генеральный директор Мегаплана

Прикоснуться к американской мечте хотели бы многие. Но на деле часто выходит не так, как это кажется по эту стороны государственной границы. Максим уезжал достаточно молодым и гибким к новым условиям. С каждым прожитым годом сложнее.
А вот Agile и в Мегаплане берем на вооружение. Быстрый релиз. Надеемся, что клиенты уже осенью оценят. И оценят высоко. Нам такая методология подходит, но идеально внедрить не получится и мы это понимаем.

А вы, друзья, как оцениваете  свои карьерные перспективы?

comments powered by HyperComments
От первого лица: россиянин о том, как выжить в Кремниевой долине - ForumDaily
2016-06-18 21:03:07
[…] минута назад Источник:  thebigplans.ru googletag.cmd.push(function() { googletag.display("div-gpt-ad-127587-top-mob"); […]
55 Лучших блогов про интернет-маркетинг для чтения в 2017 г.
2016-12-20 18:02:13
[…] Как я выжил в Кремниевой долине […]
Как я выжил в Кремниевой долине | Large Business
2017-01-15 18:07:38
[…] вы, друзья, как оцениваете  свои карьерные […]