Обман, надрыв, апатия

И другие мотивы русского предпринимательства

  • 2547

ЗДРАВСТВУЙТЕ!

Простите меня сразу, с порога: сегодня не будет радужных пони и идиотского американского оптимизма.

Если вы светлы и веселы, если у вас все классно, и вам тепло и уютно там, где вас застала эта рассылка, вам
не следует читать дальше. Почитайте что-нибудь веселое и ненавязчивое.

Я же прочитал книгу журналиста Максима Котина «И ботаники делают бизнес», и мне хочется поделиться ей с вами. Это
безрадостная книга со светлым финалом. Полезная, как горькое лекарство.

Краткое содержание (спойлеры)

Если вы планируете прочитать книгу целиком и не хотите знать, чем все кончится, пропустите этот раздел.

Федор Овчинников жил и работал в Сыктывкаре, республике Коми. Работал по найму в маркетинге и рекламе и мечтал
открыть свое дело — магазин интеллектуальной литературы. Он взял потребительский кредит, снял помещение, навел
красоту, закупил книги, нанял продавцов и открыл магазин «Сила ума».

У маленького магазина есть объективные ограничения по выручке и потоку покупателей. Поэтому когда продажи снизились,
Федор решил расти не вглубь, а вширь. Он начинает строить республиканскую сеть книжных магазинов.

Скоро к Федору обращаются чиновники-бизнесмены с деньгами: хотят развивать свой госзакупочный холдинг за счет энергии
и ума предпринимателя Федора. У них большие деньги, у Федора — большие планы. Компания Федора входит в холдинг
и стремительно расширяется.

Однако деньги — деньгами, но чуда не происходит. Три года компания балансирует на грани рентабельности и становится
все менее управляемой. Федор закапывается в управлении, но никак не может поставить бизнес на ноги. Ввязывается
в тендеры на поставку школьных учебников. Покупает неотремонтированный склад. Кредитуется и перекредитуется.
Открывает на месте склада магазин канцтоваров. Но дела не идут. Компания вся в долгах, прибыли почти нет.

Тогда Федор берется за разбор завалов. Налаживает процессы, закрывает ненужные магазины, отказывается от непрофильной
деятельности, и в итоге открывает огромный книжный магазин в Сыктывкаре, который по всем показателям обгоняет любой
другой магазин Федора.

И тут у него происходит конфликт с одним из партнеров-чиновников. Конфликт настолько серьезный, что Федора увольняют
из собственной компании — ровно перед тем, как у нее только-только могли наладиться дела.

Федор продает свою долю, бросает книжный бизнес и уезжает в Петербург, чтобы научиться создавать предприятия
общественного питания. Работает в «Папе Джонсе» и «Макдональдсе», мотает на ус и готовится открывать в Сыктывкаре
собственную пиццерию.

Это содержание книги — путь Федора от первого скромного магазина до республиканской сети и обратно. В этой истории
хватает торговой и книжной специфики: если бы Федор вместо книжных магазинов открывал, допустим, магазины игрушек,
вероятно, все сложилось бы иначе.

Дело не в истории. Я увидел в этой книге мощные сквозные мотивы, которые проявятся в любом бизнесе, у любого
предпринимателя. Я вижу эти мотивы вокруг себя, но именно книга о Федоре дала им название.

Апатия

С первых дней работы Федор сталкивается с неверием и непониманием. Это такое вязкое всеобщее чувство, что делать
что-то самому в этой стране бесполезно, а потому — не нужно. Нужно лишь дойти до работы, отсидеть там, изображая
деятельность, потом дотянуть до выходных, до пивного ларька и снова до дома.

И Федор побеждает эту апатию — в первую очередь, в себе. Вся его авантюра построена на том, чтобы стряхнуть
с себя этот сон: взять и сделать что-то такое, чего раньше здесь не было.

Не идти работать по найму, а сделать свое. Не бояться налогов, рейдеров, оборотней и проверок. Не бояться
и делать.

Это только кажется, что в России невозможно построить что-то свое. Это только кажется, что на это нужны космические
деньги. Бизнес Федора начался с потребительского кредита, каких Сбербанк выдает по тысяче штук в день. Только Федор
потратил его не на плазму «Панасоник», а на аренду помещения в торговом центре.

Безысходность — это миф.

Федор Овчинников
Федор Овчинников

Ответственность

Кто виноват в ваших бедах?

Федор нанял в магазин своего знакомого, который, как оказалось позже, работал из рук вон плохо. Федор уволил
его. Кто виноват?

С точки зрения знакомого, виноват Федор. Не дал времени «раскачаться», не сводил на курсы, не выплатил премию,
не проконтролировал вовремя его ошибки, был слишком требовательным и эмоциональным. Непоследовательный работодатель,
непрофессиональный.

С точки зрения Федора виноватым мог быть и сам его знакомый, и его родители, школа и институт (которые его
не обучили), и наша шапкозакидательская ментальность, и даже суровый сыктывкарский климат, который культивирует
в людях лень и безответственность. Но Федор знает, что виноват во всем только он сам. Не кто-то извне, а именно
Федор.

Ведь это он нанял знакомого, который оказался плохим работником. Он же не уделил достаточно времени, чтобы узнать его
и проверить в бою. И далее по всей книге: именно Федор влез в финансовые отношения с чиновничьим холдингом, который
потом его же и уволил. Федор выбрал экстенсивное развитие и потерял контроль. Федор полез в слишком много
направлений, не зная их специфики. Федор создал порочную систему мотивации и получил десятки неподъемных заказов.
Ничего в бизнесе Федора Овчинникова не происходилос ним. Все происходило из-за него.

Это чувство помогает выйти из роли вечной жертвы. Когда ты понимаешь, что все зависит только от тебя, ты не опускаешь
руки от первой же неудачи. Ты видишь, что сам на себя это навлек. Ты это принимаешь, решаешь проблему и двигаешься
дальше. Мир не может быть к тебе несправедлив. Это ты решаешь, каким мир будет для тебя.

ЭТО ЧУВСТВО ПОМОГАЕТ ВЫЙТИ ИЗ РОЛИ ВЕЧНОЙ ЖЕРТВЫ

Это и есть ответственность.

Пример Федора в книге учит никогда не становиться жертвой обстоятельств. Абстрактное слово «ответственность» в этой
книге теряет тот жертвеннический смысл, который советские родители прививают своим постсоветским детям. Федор
показывает, что какие бы страшные вещи с тобой не происходили, ты всегда их источник, ты всегда первопричина того,
что с тобой происходит.

Это осознание окрыляет. Теперь вы всегда знаете, кто виноват в ваших бедах.

См. также: перевод
статьи Дерека Сиверса «Это всё из-за меня»

Надрыв

Недавно я переводил статью о первом
Айфоне
. Главный мотив ее — что ради чего-то стоящего людям приходилось работать на пределе сил. В масштабах
Сыктывкара Федор тоже сделал Айфон.

Ни одна из его затей не проходила гладко. Если он открывал магазин, то книги в нем раскладывали круглосуточно в три
смены. Склад был маленьким и дешевым, но доверху набитым товаром. Менеджеры всегда работали на пределе, чтобы
выполнить план. Денег всегда не хватало, даже после многомиллионных кредитов. Все, что у Федора в итоге получилось
хорошо, требовало нечеловеческого напряжения.

Моя жена Оксана говорит так: «Лучше я сделаю это за месяц без суеты, чем за неделю на грани нервного срыва». Она
по-своему права: нет ничего хорошего в том, что твой бизнес рентабелен только в авральном режиме.

И если бы у Федора был льготный месяц на открытие магазина, он бы, наверняка, делал все спокойно. Но льгот нет,
отсчет по кредиту уже идет, через месяц начнется Новый год и мертвый сезон. Нужно открыться через неделю или
не открываться вообще.

Из этого я вынес для себя две оформленные мысли:

Чтобы сделать что-то выдающееся, всегда придется напрячься: умственно, физически,
финансово. Если бы это можно было сделать без напряжения, это бы уже давно кто-то сделал. Предпринимателю не просто
бывает трудно. Ему должно быть трудно.

Но аврал и трудности — не одно и то же. Аврал — это следствие недальновидного планирования.
Если предприниматель не напрягся, чтобы все предусмотреть, придется собственноручно выкладывать книжки на полки
в три смены.

АВРАЛ И ТРУДНОСТИ — НЕ ОДНО И ТО ЖЕ

Обман и обида

Вроде живешь среди взрослых людей. Они ворочают дорогими активами, носят костюмы, сидят в кожаных креслах. Чего
угодно от них ожидаешь: холодного расчета, жестких переговоров, блефа, бескомпромиссности и даже
безответственности… но не беспомощного детского вранья и не глупой детской обиды.

Федор столкнулся именно с ним — натуральным детским поведением одного из партнеров. В это не верится, но это
реальность: Федор отказывает ему в личной просьбе, которая навредит их общему бизнесу, и тот начинает за это
конкретно к нему цепляться: насылает аудиторов, собирает акционеров, плетет интриги и врет, — натурально, в лицо, —
на встрече партнеров.

Казалось бы, ведь все взрослые и серьезные люди. Вложили деньги в развитие бизнеса. Есть задача его как минимум
не погубить, поэтому нужно быть рациональными, даже если вы терпеть друг друга не можете. Но нет: пришла обидушка,
и плевать на рациональные аргументы. «Папа, Федор меня обидел, Федор плохой, давай Федора уволим».

Управление и рост

Из всех выводов, которые я сделал для себя, главный касается стратегии развития бизнеса.

Федор расширял бизнес слишком быстро и без должного внимания к внутренним процессам. Слишком долго управлял в ручном
режиме, слишком поздно ввел нормальный документооборот и учет товара, слишком поздно занялся технологиями продаж
и логистикой. Чтобы спасти компанию, ему пришлось в авральном режиме все выправлять и вычищать. И не было никаких
гарантий, что это получится. Поэтому строить систему нужно сразу, пока ее отсутствие не стало проблемой.

Вместе с тем, он развивался слишком широко: и прессу стал поставлять, и учебники в школы, и канцтовары. Толком
не разобравшись в специфике рынков, он смотрел на мир глазами супергероя-идеалиста: «Все могу, со всем справлюсь».
Это само по себе не так плохо, но у этого есть цена: Федор настолько запутался в работе и потерял столько денег, что
в итоге отказался и от прессы, и от учебников, и вернулся к тому, с чего начал — книжному магазину.

Деньги и идеалы

Грустное замечание: Федор хотел открыть магазин интеллектуальной литературы. И открыл. Но зарабатывал он на тех
магазинах, где продавались кулинарные книги и любовно-детективный роман «Смерть в посудной лавке».

Федор начинал делать бизнес для себя. Но потом понял, что нужно делать бизнес для людей.

Это не означает, что не нужно делать правильные и умные вещи. Это означает, что их нужно делать там, где
их признают.

У моего друга семейный бизнес — магазин эзотерических товаров в Новочеркасске. Недавно он рассказывал, что будет
расширять магазин за счет здорового экологического питания. Люди настолько прониклись эзотерикой, йогой и духовными
практиками, что магазин стал культурным центром. И теперь не люди влияют на спрос, а магазин его сам формирует.

О ВЫВОДАХ

Книга «И ботаники делают бизнес» хороша тем, что она не несет в себе конкретного назидательного посыла. Автор Максим
Котин описывает события такими, какими они были. Делайте, мол, выводы сами.

Хороших выходных!

Дайджест Максима Ильяхова

comments powered by HyperComments
Maxx
2014-10-18 09:59:01
Интересно. Мотивирует. (P.S. Ссылка на статью об айфоне не работает)