Просмотрено 346 Комментарии 10 минут

Как чокнутый профессор покоряет YouTube: от идеи мультфильма до производства и продвижения

Как чокнутый профессор покоряет YouTube: от идеи мультфильма до производства и продвижения

Несколько лет назад Мегаплан делал свои мультфильмы. Проект был хлопотный и затратный. Каждая серия — отдельный бизнес-процесс: подготовка сценария, раскадровка, прорисовка персонажей, куча согласований. А недавно режиссер Рустам Туралиев согласился пустить Мегаплан за кулисы «Доктора Гнуса» — анимационного проекта на YouTube, где главный герой-доктор в развлекательной форме рассказывает интересные и сложные вещи.

Сейчас на канале почти 2,5 млн подписчиков, а выпуски набирают 2–3 млн просмотров в год. Сегодняшняя статья — рассказ от первого лица о том, как родился и в непростых условиях развивается проект с многомиллионной аудиторией. Она будет полезна не только поклонникам анимации, но и всем, кто управляет творческим коллективом и хочет больше узнать о продвижении на YouTube после отключения монетизации.

Рустам Туралиев

Интервью с Рустамом Туралиевым можно не только прочитать, но и послушать в нашем подкасте «Звучит как план». Это новая рубрика подкаста — интервью с теми, кто делает свои проекты и умело их монетизирует.


С чего все началось

Я занимаюсь анимацией достаточно давно. С 2006 года существует наша студия TURRUS, и примерно с 2008 года мы делаем анимацию — в основном рекламу на заказ. А на YouTube я пришел в 2014-м со своими черно-белыми мультфильмами — прощупать площадку. В 2018 году мы вернулись туда уже с цветными мультсериалами «Экипаж» и «Мы живы». Когда YouTube начал давать результаты с точки зрения монетизации и фидбека от зрителей, поняли, что на этом можно построить бизнес.

Тогда закралась мысль придумать персонажа, у которого был бы свой голос и который бы что-то рассказывал, желательно интересное всем. Понятно, что рекламу можно делать и для детей, но, честно скажу, я не любитель детского контента. А в то время был бум всяких обучающих каналов. Я же хотел подросткового, более взрослого контента. Ну и понимал, что сфера интересов должна быть широкой, чтобы было проще черпать оттуда идеи. Подошел научпоп.

Оставался вопрос, как это можно было показать: с одной стороны — интересно, с другой — шуточно, чтобы были и фантазия, и полезные факты. Допустим, мы знаем, как добывают нефть. А знаем ли мы, сколько людей погибли, пока ее не научились добывать промышленным путем, кто первым понял, как нужно бурить, сколько было взрывов, обвалов? Подумали, что прикольно показывать какие-то страшные вещи, но делать это не страшно.

Если отбросить моральны принципы, то, пока не существовало технологий, люди были как расходный материал. Но самих людей показывать не имело смысла, и мы решили ввести «расходников». У нас уже были готовые по стилистике персонажи из других наших сериалов. Оставалось придумать главного.

Между доктором Айболитом и профессором Мориарти

До этого внутри команды обсуждали, как было бы круто придумать учителя, который рассказывал бы шуточные истории классу, разбавляя их черным юмором. В какой-то момент учитель эволюционировал до чокнутого профессора, который проводит эксперименты, используя живой расходный материал. Назвали его Гнусом, потому что по плану он должен был проворачивать гнусные делишки. А когда добавили ему противный гнусавый голос, который мне удалось сгенерировать, имя Гнус напросилось само собой.

В 2020 году мы добрались до реализации. Помню, пришел в январе в офис — посмотреть первые наброски художника. Они показались слишком детскими: не чувствовалось, что такой дружелюбный персонаж может легко отправить 1000 расходников на смерть. Тогда я попробовал сам изобразить профессора в своей любимой черно-белой стилистике, а потом художник довел его до ума. Мы решили, что раз Гнус умный и все знает, значит, он как минимум научный сотрудник. И придумали ему степень доктора.

В набросках для мультфильма учитывали много технических особенностей, которые позволили нам потом работать быстро и систематично. На тот момент мы уже точно знали, что для успешного запуска проекта на YouTube нужно выходить минимум каждую неделю. Главной задачей было не зарыться в анимацию, потому что долго, например месяц, делать каждую серию неперспективно.

Учитывая все эти факторы, попробовали сделать анимацию. У Гнуса она лимитированная: смена поз, движение ртом и глазами. А чтобы зрителям было не скучно, сами эксперименты решили делать в цвете. Расходников из прошлых мультфильмов уменьшили в размерах — возможно, чтобы их не было так жалко. А вот помощницы Гнуса, или cистентки, тоже перекочевавшие из прошлых роликов, остались прежнего роста, потому что и характерами, и своим позиционированием в сериале они выше и сильнее расходников.

Между доктором Айболитом и профессором Мориарти

Первую серию, скорее, даже тизер «Доктора Гнуса», мы подготовили как эксперимент и выложили на моем канале Mr.Turrus, откуда нагоняли зрителей. Буквально с первой серии почувствовали, что говорящий персонаж и черный юмор очень хорошо «заходят» аудитории.

С 25 декабря 2019 года по 18 января 2020 года — это период, когда собрался и родился весь проект.

Команда проекта

До пандемии у нас был двухэтажный офис и команда в 20 человек, мы вели четыре проекта одновременно. Когда наступил коронавирус, продолжили делать то же самое, только по домам. Единственное, что у нас больше не было офисного сервера, где раньше хранились все файлы, и «злой Рустам» не спускался со второго этажа сказать, чтобы меньше болтали и больше работали.

Мы никого не уволили, но со временем в команде осталось всего 9 человек. Из-за напряженной работы по запуску «Доктора Гнуса» и сложностей с самодисциплиной дома, люди начали уходить. Мы добирали новеньких, но я всегда переживал, успеем ли с ними все сделать вовремя.

У каждого нашего сотрудника есть дедлайн, но я стараюсь поднимать планку: убеждаю, что со временем нужно выполнять больше действий за меньшее время. Если этого не делать, у людей появляется ощущение, что они не развиваются, им становится скучно. При этом я всегда выступаю за то, чтобы не делать лишней работы.

Процесс переучивания новичков мучительный и долгий. К нам приходят аниматоры, которые привыкли сидеть и прорисовывать детали — например, добавлять подергивания, которые им кажутся важными, но по факту их никто не замечает. На каждое подергивание, например, уходит по 2 минуты, а на все вместе — до 2 часов в день. Я всегда учу убирать шелуху и оставлять только главное, на что обратит внимание зритель.

Тем не менее людей все равно не хватает. Мне не нравится, что мы заморозили прошлые проекты и не успеваем делать ролики с Гнусом про запас. Сейчас на один мультфильм уходит целая неделя, а иногда и ее не хватает.

Работа держится, скажем так, на двух титанах: на мне и на главном художнике. Я тот, кто генерирует идеи, превращает их в сценарий, делает раскадровку, потом все это собирает в финальную версию и монтирует. Еще я озвучиваю Доктор Гнуса и многих других героев. А Максим понимает, какой результат мне нужен, может все мои задумки быстро визуализировать и реализовать. Он распределяет задачи художникам и контролирует качество.

Я пытаюсь передать часть своих обязанностей хотя бы сценаристам, но не всегда выходит. Приходится сидеть вместе с ними, иногда чуть ли не по слову править. А у Максима не получается отдать все аниматором: чтобы просто нарисовать аниматик, то есть черновую анимацию, и разделить сцены между исполнителями для финальной доработки. Чтоб вы понимали, у Максима настолько набита рука, что на прорисовку одной сцены у него уходит час. А у другого даже опытного аниматора на то же самое может уйти 3–4 часа!

Но нам повезло, что весь процесс производства и анимационного, и рекламного контента проходит по одной и той же схеме. Я пишу сценарий, утверждаю с клиентом, если это заказ на рекламу, делаю раскадровку, потом она передается главному художнику, он рисует аниматик. На тот момент мы уже имеем звуковую дорожку, знаем, сколько секунд на какую сцену требуется. Потом снова согласование с клиентом и далее прорисовка на чистовую.

Экономика проекта

С проектом «Доктор Гнус» на YouTube мы вошли в пандемию. Когда поняли, что в ближайшее время рекламных клиентов не ожидается, решили взять вектор на работу без интегрированной рекламы. Для того чтобы канал быстро развивался, нам было мало одного выхода в неделю, так что мы делали два, но коротких, на 3–4 минуты. Нужно было успевать делать мультфильм за три дня. В таком напряженном режиме проработали первые четыре месяца.

Математика проекта несложная. У нас есть фонд зарплат. Исходя из этой суммы, мы рассчитываем, сколько мультфильмов должны выпустить, чтобы покрыть расходы. Однако отключение монетизации на YouTube резко изменило вектор развития проекта.

Чтобы заработать на просмотрах, нам нужно было выходить минимум раз в неделю, Где-то через полгода мы вышли на полную окупаемость, а потом начала появляться интегрированная реклама, прибыль от которой распределялась между штатными сотрудниками в виде бонусов.

Мы всегда были против большого количества рекламы, зная как ее не любит YouTube и уж тем более зрители. Понимали, что реклама будет убивать проект: если без нее просмотры могли доходить до пяти миллионов, то с рекламой они были в пять раз ниже. YouTube сам по себе финансовая машина, которая понимает, что ей нужны ролики с наилучшим удержанием внимания аудитории. Когда мы делали первые интеграции, старались вписывать рекламу в сюжет так, чтобы людям не хотелось ее прощелкивать.

Потом в российском сегменте YouTube отключили монетизацию, и у нас резко упал доход с просмотров. Если раньше мы получили условно 1000 долларов в день на просмотрах, то теперь 10 долларов. Чтобы проект жил дальше, нам пришлось согласиться на то, чтобы делать рекламные вставки. Однако нам по-прежнему нужно было поддерживать высокие просмотры и внимание аудитории. Для этого пришлось удлинять серии и сокращать количество серий до двух-трех в месяц. При всех этих сложностях проект все равно в плюсе.

Фактчекинг, запретные темы и перевод на английский

Мы стараемся сильно не углубляться в сложные темы. Какие-то основные вещи я проверяю за сценаристом. Например, у нас выходил мультфильм про китайскую мафию «Триаду». Сценарист написал свою версию ее появления: собрались три монаха отстоять свои храмы. Я полез проверять и понял, что это легенда, но найти достоверную информацию тоже невозможно. Поэтому Гнус хитрит и всегда добавляет: «ходят слухи» или «по легенде».

Фактчекинг, запретные темы и перевод на английский

Редко, но бывает, что зрители замечали какую-то неточность в рассказах Гнуса. Если опровергают что-то, мы спрашиваем: «А где доказательства?» Какие-то спорные моменты мотивируют людей общаться. К тому же если человек знает, что он немного умнее, ему это льстит. Это как в играх: если игрок все время проигрывает компьютеру, он будет чувствовать себя глупым и быстро потеряет интерес. Половина людей знают, что человек был на Луне, вторая — что не был. И где правда?

Кто-то сравнивает Гнуса с Mr. Freeman. Однако Freeman — злой, он больше политический персонаж. Считает, что люди болваны, и это отчасти так. Он говорит правду, но принижая людей и их самооценку. К тому же у нашего мультсериала другие цветовые решения. В работе я больше ориентировался на мультфильм «Рик и Морти» и еще на американский сериал о лабораторных мышах Пинки и Брейне.

Сравнение Фримена и Гнуса

Политические темы не мои, потому что я сам далек от политики. К тому же и военную тему сейчас не стоит разжигать. Стараюсь еще обходить острые вопросы меньшинств. Мы против азартных игр: рекламировать онлайн-казино точно не будем. Вредные привычки если и показываем, то только с негативной стороны — все-таки нас смотрит молодежная аудитория.

У нас был опыт выпуска серий на английском языке, даже открыли англоязычный канал. Но столкнулись с проблемами. К какому бы переводчику ни обращались, у него не получается переводить русский сленг, а ведь речь Гнуса почти вся построена на сленге. Как перевести выпуск про грязные деньги, где «деньга» отправляется в путешествие? Как преподнести информацию, чтобы англоговорящий человек понял русский юмор?

Например была серия про гладиаторов. В русской версии Гнус говорит: «Я сказал мечи, а я не мячи!» Если это перевести на английский, то слова swords и balls совсем не похожи, как в русском языке. Ну и американские подростки говорят совершенно на другом языке, и шутки у них свои ― мы точно не изучаем это на уроках английского.

Например была серия про гладиаторов. В русской версии Гнус говорит: «Я сказал мечи, а я не мячи!»

К тому же есть еще такой фактор, как укладка текста. Если что-то на русском языке можно сказать, скажем, за 1 минуту, на английском это же скажешь быстрее, так как сам по себе английский язык короче примерно в 1,5 раза. Отсюда возникает вопрос еще и адаптации анимации и монтажа к новому более короткому тексту. А если пытаться подбирать слова под длину русского языка — появляется другой смысл и шутка теряется.

Тут многие скажут: «Ну переводят же фильмы как-то с английского?» Да, переводят, и как раз с учетом сленга русского языка, зачастую делая перевод только по смыслу, а не дословный. Это позволяет хорошо сокращать предложения.

У нас сейчас задача номер один — сделать правильный стебный перевод. А еще нужно найти диктора — носителя языка, потому что на английском у меня страшный акцент. Все дикторы, которых мы пробовали, читают текст в стиле «в далекой-далекой галактике…». В голливудских фильмах обычно персонажа мультфильма рисуют под конкретного актера, у нас же задача сделать ровно наоборот ― актеру вжиться в мультяшный образ, а это намного сложнее.


Автор: Полезное чтение. Иллюстрации оформила Светлана Светликова

P.S. Посмотреть мультфильмы Мегаплана можно на канале в YouTube

Вам понравилась статья?

0