Новости

«Пришлось прятаться от ОМОНа в подсобке»: как протесты в Белоруссии парализовали местный бизнес

Фото STR / EPA / ТАСС

Фото STR / EPA / ТАСС


Протестные акции в Белоруссии и сопутствующее им отключение интернета застопорили работу сотен компаний по всей стране: предприниматели не могли выйти на связь с клиентами, сотрудниками и проводить операции со счетами, а некоторые подверглись насилию со стороны силовиков. Как минское представительство российского разработчика пережило три дня блокировки и чем грозит бизнесу дальнейшая эскалация конфликта?

Российский разработчик ПО для управления бизнесом «Мегаплан», 99% которого принадлежит компании «1С» (выручка за 2019 год — около 200 млн рублей), в 2012 году открыл представительство в Минске. Спустя восемь лет работы офис «Мегаплана», как и сотни других компаний, базирующихся в Белоруссии, столкнулся с блокировкой интернет-сигнала и экономической неопределенностью.

Генеральный директор «Мегаплана» Сергей Козлов в колонке для Forbes рассказывает, как компания пережила три дня полного отсутствия связи, сколько клиентов потеряла из-за этого и чем грозит эскалация конфликта бизнес-сообществу страны.


В боевой готовности

К последствиям возможных волнений и политического кризиса в Беларуси мы начали готовиться еще ранней весной. Сотрудники минского офиса активно обсуждали выборы президента, и даже нам в Москве стало ясно: что-то будет. В компании учли возможные отключение интернета, митинги и противостояния с силовиками на улицах города. Тем не менее к полной блокировке работы офиса подготовиться оказалось невозможным.

После трех дней без связи ситуация начала выправляться, но до сих пор совершенно непонятно, как события будут разворачиваться дальше, сколько компания на этом потеряет и есть ли вообще шансы на жизнь у минского представительства.

«Мегаплан» работает в Минске с 2012 года. Нам были нужны отличные кадры по низкой цене, и, запустив это отделение, мы смогли оптимизировать расходы. Продажи «Мегаплана» больше ориентированы на российский рынок, но клиенты есть и в Беларуси: их около 7% от числа всех подключенных к системе компаний.

В Минске работают восемь наших сотрудников в отделах продаж, техподдержки и тестирования. Еще несколько лет назад их было 40, но за последние пять лет в Беларуси сформировалась высококонкурентная среда в IT-индустрии. Иностранные компании стали предлагать довольно высокие зарплаты, и мы не смогли с ними тягаться. Но костяк команды остался с нами.

К тому, что в Минске будет происходить что-то неординарное, мы были готовы задолго до выборов. В июле начались первые аресты политиков, ситуация стала накаляться. Мы поняли, что бизнес потребует дополнительной подстраховки, приготовились распаковывать финансовую подушку безопасности. Но даже понимая контекст и риски, мы не ожидали, что события будут развиваться настолько жестко.


Хроники протеста

За две недели до выборов мы поговорили с руководителями всех своих подразделений. И решили в день голосования в Беларуси, 9 августа, оставить на связи сотрудников отдела продаж в Москве, чтобы подстраховать минских коллег. Было понятно, что после выборов могут быть проблемы в коммуникации, наверняка будут попытки блокировок интернета, как в 2014-м в Крыму. Нам нужен был резервный пул людей, которые в случае чего смогут подхватить часть их работы.

Страховались мы не зря. Первые тревожные звоночки прозвенели, когда наши сотрудники, прописанные не в Минске, поехали голосовать к себе домой. После возвращения в столицу они писали, что на въезде в город стоят военные, проверяют у всех документы и осматривали автомобили, и есть вероятность, что их обратно в Минск не пустят. Но тогда все обошлось.

9 августа вечером мне позвонил сотрудник из Беларуси и рассказал, что интернет в Минске отключен и работать в понедельник, 10 августа, никто не сможет. Связываться с внешним миром могли только пользователи, заранее установившие VPN или специальные приложения для обхода блокировок.

Два дня коллеги писали мне СМС-сообщения и рассказывали о происходящем у них: о том, что в городе проходят митинги, интернет не работает, на улицу рекомендовано не выходить, так как местный ОМОН задерживал всех, кто попадал под средний возраст протестующих. Из-за перебоев со связью мы не могли увидеть поступившие на счета средства и акцептовать платежи по белорусскому юрлицу.

Связь неожиданно восстановилась примерно в 7 утра 12 августа. Просто в один момент заработали все мессенджеры и приложения. Все дни блокировок власти страны, как мы помним, заявляли о кибератаках извне.

Утром 12 августа наши сотрудники уже пытались консультировать клиентов через Telegram по мобильному интернету. Чуть позже запустились сервисы «Мегаплан», но не работала IP-телефония, так как многие якобы «подозрительные» адреса блокировали спецслужбы. Был парализован отдел продаж.

13 августа ситуация более или менее восстановилась, и мы начали работать в привычном режиме.


Предвоенное положение

Сотрудники «Мегаплана» в Минске — это в основном молодые люди 25-35 лет. По их собственным рассказам, они голосовали против действующей власти, но не ходили на протестные акции. Для белорусского ОМОНа такая категория людей — это как красная тряпка для быка. Они рискуют попасть под задержание, даже если просто вышли прогуляться по городу. К счастью, никто из наших сотрудников в эти дни не пострадал.

Но одному из них все же пришлось уходить от преследования: он пошел в магазин, а за ним погнались омоновцы — просто так, без повода. Сотрудник спрятался в подсобном помещении магазина — благо, мирные граждане Минска друг друга очень поддерживают.

Безусловно, все происходящее ударило по бюджету компании. 10 августа, когда интернет был отключен по всей стране, мы потеряли несколько потенциальных клиентов, которые в это время тестировали нашу систему.

Практика показывает, что если в период теста у клиента перестает работать сервис, то он обычно не возвращается к нему. Учитывая, что интернет не работал три дня, они попросту не могли попасть в систему и понять, как она работает. А это потенциальные деньги, порядка 2 млн рублей выручки. И далеко не единственная внезапная статья затрат.

Если ситуация вынудит нас отказаться от белорусского офиса, мы теряем 7% клиентской базы и около 10 млн рублей годовой выручки. Но самое главное, мы рискуем потерять сотрудников — продажников, которые работают в первую очередь на российский рынок и генерят поток клиентов. Конечно, со временем мы сможем нанять новых людей и обучить их. Но за это время наши потери могут составить гораздо больше, чем сегодняшняя годовая выручка всех белорусских клиентов.

Сейчас многие IT-компании заявили о готовности помочь силовикам Беларуси найти работу в своей сфере, овладеть новой профессией, чтобы перестать быть заложниками режима и не подчиняться приказам стрелять в мирных протестующих (эту волну запустил Микита Микадо, основатель сервиса PandaDoc, базирующегося в Кремниевой долине). Очень важно, что бизнес Беларуси занял активную позицию.

Но мы как российская компания с российским юрлицом и главным офисом в Москве все же не можем и не должны вписываться в политические флешмобы. Мы считаем, что обязаны поддерживать в первую очередь не политических активистов другого государства, а собственных сотрудников, которые оказались в сложной ситуации. Например, мы приняли решение сохранить заработную плату на период, когда в Беларуси был отключен интернет и компания не работала, — это тоже дополнительные расходы, но, на мой взгляд, совершенно необходимые.

У нас был тестировщик, который прежде работал в ГАИ. Он прошел обучение у нас и стал делать успехи в новой для себя профессии. Сейчас он строит карьеру в IT, но уже в другой компании. Разумеется, поначалу у нас была некая подозрительность и даже предвзятость по отношению к бывшему сотруднику органов, однако потом эта грань стерлась, и мы оказались на одной волне.


Беларусь без IT

Несмотря на видимую стабилизацию ситуации (конфликт по крайней мере сейчас не в самой горячей своей стадии), мы видим множество рисков в работе на территории Беларуси сегодня. А именно:

Сотрудники. Если ситуация будет ухудшаться, мы готовы помочь сотрудникам перебраться в другую страну со стабильным интернетом. Конечно, это не так легко, как переезд в новую квартиру. Но мы не можем и не будем бросать свою команду. Мы не хотим и не будем терять талантливых кадров и готовы помогать им.

Деньги. Мы волнуемся за белорусскую валюту. Обычно, когда возникают подобные потрясения государственного масштаба, они сильно влияют на ее курс и, соответственно, нашу выручку от белорусских клиентов.

Продажи. Клиенты настроены тестировать и покупать IT-решения для бизнеса, когда у них все хорошо и надо выходить на следующий уровень. Когда им буквально не хватает средств на еду, они, понятное дело, не задумываются об автоматизации бизнеса.

Клиенты. Если со стороны клиентов «Мегаплана» из Беларуси поступят просьбы заморозить тарифные план или, например, предоставить отсрочку по платежам, мы пойдем им навстречу.

Геополитика. Никто не знает, к чему приведут события в Беларуси. Идет эскалация конфликта, а значит, растут риски изменения текущих или будущих политических и экономических условий в стране до такой степени, при которой внешнеэкономические контрагенты не смогут выполнить свои обязательства. Для «Мегаплана» это риск потерять весь офис и сотрудников. Клиенты в республике могут просто перестать платить по счетам.

Когда мы восемь лет назад открывали филиал в Беларуси, этих рисков как таковых не было: самолеты летали, поезда ездили, дороги были открыты. А что мы имеем сейчас? Границы закрыты с марта, самолеты до сих пор не летают. В Лондон, например, можно спокойно полететь с российским паспортом, в Беларусь — нет. Ситуация кардинально изменилась за эти годы. Страновой риск стал максимально ощутимым.

Но самая главная опасность для бизнеса — это неизвестность. Отключат интернет еще раз или нет — мы не знаем. Что будет с белорусским рублем — тоже. Все эти факторы действуют не в пользу выбора Беларуси как локации для развития предприятия. А это сводит на нет все перспективы экономического развития страны в целом.

Нам очень не хочется такого исхода для Беларуси. Надеемся, что ситуация стабилизируется и мы снова сможем свободно работать в Минске и других городах этой прекрасной страны.


Источник: Forbes