Просмотрено 1514 Комментарии 7.5 минут

Как поощряли и наказывали работников в дореволюционной России

Как поощряли и наказывали работников в дореволюционной России

Как мотивировать сотрудников работать лучше? Этот вопрос задают себе не только современные руководители — над ним ломали голову фабриканты и купцы на рубеже XIX–XX веков. Они предоставляли работникам жилье, обучали их детей в ремесленных школах, дарили золотые именные часы за выслугу лет. Но самой продуманной была система мотивации одного из основателей российской молочной промышленности Александра Васильевича Чичкина.

Мы продолжаем серию статей о предпринимателях дореволюционной России. Уже рассказывали вам о старых русских предпринимателях и заре женского бизнеса, о первых российских стартапах, о маркетинге «шоколадных» королей и приемах столичных универмагов. Если вы интересуетесь истоками российского бизнеса, обязательно почитайте! Сегодняшняя статья будет полезна тем, кто работает с персоналом, занимается вопросами мотивации и размышляет над нематериальными способами поощрения сотрудников.

На пике карьеры Александр Чичкин владел почти сотней магазинов по всей Российской империи и двумя заводами, где в общей сложности работало три тысячи человек. Как дальновидный предприниматель он понимал, что выгоднее всего растить преданных сотрудников в коллективе. В конце XIX — начале XX века он сильно озадачился поиском талантов, а потом их удержанием и развитием. Задумался он и над тем, когда и от чего у них может случиться выгорание, назвав это состояние зоной оцепенелости и неподвижности.

В результате получилась комплексная система мотивации с пятью жизненными этапами, которые охватывали возрастной период от 8 до 65 лет. Через часть этих этапов прошел сам предприниматель, поэтому поэтичные названия и вдохновляющие лозунги хорошо передавали настроения возраста и находили отклик в сердцах людей.

8–20 лет. Рождение мечты и любви к профессии

Профессиональный путь самого Александра Чичкина начался в 8 лет в Копринской школе молочного хозяйства Ярославской губернии. Школу, где крестьянских детей готовили к работе в сыродельном производстве, поддерживал крупный российский предприниматель-сыродел Владимир Бландов. Так талантливый сын волжского лоцмана оказался среди ее первых учеников.

С первых лет обучения в Копринской школе отмечали детей, склонных к математике. И когда им исполнялось 13–14 лет, лучших отправляли учиться в Москву. Молодых людей обеспечивали общежитием, для них организовывали культурную программу. Главные качества, которые стремилась в них развить, — оперативность, вежливость и стремление учиться.

После окончания школы Александр Чичкин начал работать в магазинах своего покровителя Бландова. На его деньги учился в Париже, на его кредит открыл свой первый магазин. Но когда начал расти, вступил с ним в конкуренцию. Вся Москва наблюдала, как один открывал новые магазины на тех же улицах, где уже торговал второй. Чичкин победил в этой гонке, сл известнее и крупнее.

На этом этапе напутствие для будущих сотрудников молочных предпритий было таким: «В Москве все пятиалтынные одинаковы, а вы должны блестеть!»

Спустя много лет Александр Чичкин сам будет отбирать в Копринской школе кадры в свою фирму. Помогать в этой работе будет его бывший учитель, талантливый педагог с полувековым стажем Дмитрий Попов. На этом этапе напутствие для будущих сотрудников молочных предпритий было таким: «В Москве все пятиалтынные одинаковы, а вы должны блестеть!» «Блестящее заметно издалека» — эта метафора в полной мере раскрывалась на следующем этапе.

20–25 лет. Энтузиазм

С двадцати лет молодой сотрудник мог брать на вооружение новый девиз от Чичкина: «Тебя заметят без тебя». То есть если ты хорошо работаешь, не нужно никакой показухи — тебя и так увидят и отметят. Прямо как блестящий пятиалтынный.

Когда новенький начинал самостоятельно работать в одном из молочных магазинов, он с самого начала знал, что за его трудом наблюдают. Правда, ему не было известно, кто именно. На этом этапе в сотрудниках особенно ценились сообразительность, инициативность и наличие собственного мнения, даже если оно отличалось от хозяйского.

В одном из писем своему брату Чичкин советовал опираться на тех, кто оказывает сопротивление, имея собственное мнение, инициативу и светлую голову, и опасаться бесхребетных — тех, кто смотрит не в глаза, а в рот. Первых он ценил за способность смотреть на привычные вещи по-новому. Вторых опасался как «очень опасных людей с гибкими спинами и страшными скользкими плечами, которых никогда не будет рядом на крутых поворотах».

Кстати, сам Чичкин тоже не был послушным сотрудником и шел вопреки многим традициям своей ниши. Он первым стал продавать в магазине не только сыры, но и молоко. До него считали, что молоко быстро портится и ему место на рынке. А еще он придумал не нанимать уборщиков — магазины убирали сами сотрудники. Александр Чичкин считал, что от привычки к чистоте зависит уважение людей к самим себе. Некоторые исследователи его жизни утверждают, что он и фамилию свою иногда писал не по правилам — без буквы «Ъ» (ер, твердый знак) задолго до ее официальной отмены.

25–30 лет. Честолюбие

В следующие пять лет работник молочных предприятий получал возможность продвинуться по карьерной лестнице. Руководство делало ставку на амбициозность и публичность сотрудника. Человека переводили из магазина в магазин несколько раз за год. Благодаря этому он не засиживался на одном месте, узнавал других коллег, становился еще самостоятельнее. Но и работу его теперь проверяли не коллеги, а специальные уполномоченные контролеры. Они объезжали магазины на быстрых легковых автомобилях по одному им известному маршруту.

Ревизоры объезжали магазины на быстрых легковых автомобилях по одному им известному маршруту.

Заранее подготовиться к такому визиту было невозможно. А учитывая, что контролер имел право как повысить, так и уволить сотрудника, то по карьерной лестнице можно было пойти как вверх, так и вниз.

Система Чичкина была довольно жесткой: причинами для увольнения подростков-подмастерьев уже на первом этапе могли стать сквернословие или курение. «Нам категорически запрещалось курить до 17 лет, читать детективную литературу, бегать по улице, — вспоминал бывший сотрудник Чичкина. — За пьянство и картежную игру грозила немедленная отправка домой к родителям».

Те, кто хорошо справлялся с работой и соблюдал правила, могли сменить окраинный магазин на центральный, вырасти в должности до помощника приказчика, увеличить заработную плату. Об успехах узнавала вся торговая сеть. Знал, конечно же, и сам Александр Чичкин. В его записной книжке, которую он назвал «Дело живота моего», были записаны краткие характеристики примерно двух тысяч человек. В обучение лучших сотрудников он вкладывался: например, строителя своего будущего завода профессора Алексея Попова отправил в европейскую командировку. И только после этого они приступили к строительству первого в Москве молочного комбината.

30–40 лет. Спокойное ожидание

По-другому этот этап назывался «Ритм». Сегодня, с поправкой на современную продолжительность жизнь и взгляды на возраст, он бы приходился на 50–60 лет.

Директор Института этнографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский на сайте «ПостНаука» приводит статистику конца XIX века. В 1896–1897 годах в Российской империи средняя продолжительность жизни мужчин была 29,4 года, женщин — 31,7, что почти на 10–15 лет меньше, чем в некоторых странах Европы. Минимальным для вступления в брак в конце XIX века считался возраст 16 лет для женщин и 18 для мужчин, после 40 лет человек считался пожилым.

В 30–40 лет, по мнению Александра Чичкина, работник, скорее всего, захочет остепениться и начать жить, пожиная плоды усилий, вложенных в карьеру в молодости. Поэтому таких сотрудников ждал оплачиваемый отпуск — Чичкин ввел его одним из первых в России, а также проценты к зарплате за выслугу лет и другие бонусы. «Приручив сотрудников, береги их!» — наставлял он сам себя и другим советовал. Внезапных проверок ждать уже не приходилось, а вот ореол почета и уважения вокруг человека рос.

Может показаться, что это самый скучный этап, но стоит еще раз обратить внимание на его название. В качестве эксперимента спросите своего сотрудника, чего он ожидает в 50 лет? Скорее всего, услышите в ответ, что сокращения или пенсии. А чего должен быть спокойно ожидать в том же возрасте сотрудник Чичкина? Оказывается, исполнения мечты.

40–65 лет. Исполнение мечты

В 48 лет Александр Чичкин стал создателем и владельцем первого в Москве молочного завода. Чуть позже купил себе первый в Москве «Роллс-Ройс» и собственный аэроплан «Фарман». По утрам он заезжал на аэродром, делал несколько кругов над летным полем и отправлялся на работу. Оставаясь активным в своем преклонном по тем временам возрасте, он и своих ровесников не спешил провожать на заслуженный отдых.

Вместо этого он прикинул, в какие моменты и почему сотрудник может попасть в зоны оцепенелости и неподвижности, и подумал, как этого избежать. Беспокойство и озабоченность новыми проблемами, например со здоровьем, начинали мучить сотрудника примерно в 45–50 лет. В 55 практически всем грозило охлаждение к работе, независимо от заработка, а к 60 годам могло вообще появиться отвращение к профессии.

Среди причин, которые приводят к профессиональной смерти работника в почтенном возрасте, Александр Чичкин называл отсутствие уважения, насмешки над тем, что дорого, и пренебрежение опытом. Поэтому главными бонусами пятого этапа развития сотрудника было уважение, внимание и забота. Те, кто доработали до почтенного возраста, становились наставниками и консультантами, а значит, контактировали с молодыми людьми, что повышало их жизненный тонус.

Что в итоге

Что в итоге

Самому Чичкину повезло преодолеть зоны оцепенелости и прожить долгую жизнь, в том числе профессиональную. В ней были эмиграция во Францию и ссылка в Казахстан, революция и Вторая мировая война, выход на пенсию после 70 лет, звание «ударник третьего пятилетнего плана» в подарок на 80-летие, смерть в 1949 году в возрасте 86 лет и похороны на Новодевичьем кладбище в Москве. Некоторые историки-краеведы и журналисты считают, что японцы при создании своей собственной модели развития сотрудников взяли за основу систему мотивации Александра Чичкина. Такое вот мировое признание!

***
Об Александре Чичкине написано много. Но мы рекомендуем несколько статей:

1. Дедушкин А. Александр Васильевич Чичкин — основатель огромной молочной империи в Москве. Блог сайта «Москваход», 2020.

2. Зайцев М. Чичкин без твердого знака. Вечерняя Москва, 2006.

3. Куликов В.В. Манифест Чичкина — прообраз системы профессиональных квалификаций? Бизнес России, № 190, 2020.


Текст: Светлана Кондратьева.Иллюстрации: Лидия Пожидаева

Мнение экспертов

Сергей Козлов
Сергей Козлов
Гендиректор Мегаплана

В наши дни система мотивации Александра Чичкина является лишь предметом исторических исследований. Ее не используют в отечественных компаниях, не адаптируют под себя, а жаль. Вероятно, причины в следующем:

✅ Система не предусматривала переобучения или повышения квалификации. Вероятно, потому что технические новинки на рубеже XIX–XX веков появлялись реже, чем сейчас, прогресс шел медленнее. Хотя все самое современное, например кассовые аппараты, сразу появлялось в его магазинах.

✅ Автор системы не учел, что с выгоранием и кризисами сталкиваются не только после сорока лет, но и раньше.

✅ Уважительное отношение к возрастным сотрудникам, которое культивировал автор системы, тоже далека от современных российских тенденций. Хотя ситуация начинает потихоньку меняться.

Вам понравилась статья?

0